-Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Vsiaco

 -Подписка по e-mail

 

 -Сообщества

Участник сообществ (Всего в списке: 7) Live_Memory Уголок_психолога Creatiff Frondam Geo_club hand_made Это_Смешно
Читатель сообществ (Всего в списке: 2) Интервью_Лиру WiseAdvice

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 09.10.2009
Записей:
Комментариев:
Написано: 36460

Клады, оставленные войной

Понедельник, 09 Мая 2016 г. 20:47 + в цитатник
Вторая мировая война — величайшая из трагедий, когда-либо обрушивавшихся на человечество, — стала печальным апофеозом не только вандализма, жестокости, но и алчности, грабительства, стяжательства.

Многие состояния, сколоченные военными хищниками в те страшные, наполненные горем и кровью, болью и слезами годы, в конце войны превратились в клады: награбленное золото, серебро и прочие ценности их новоявленным владельцам в генеральских мундирах пришлось срочно закапывать в землю, опускать на дно, замуровывать в стены — до лучших времен. Но, к счастью для честных людей, эти «лучшие» времена так и не настали, и припрятанные ценные «посылки» самим себе остались невостребованными. Разбросанные по всему белу свету, они словно магнит притягивают к себе кладоискателей всех мастей.

О двух кладах времен второй мировой войны — фашистского генерала Роммеля и японского генерала Ямаситы — и пойдет наш рассказ.


Клады, оставленные войной

...В те годы, когда африканский землеустроитель Литтон копал глубокие ямы на левом берегу Замбези в надежде овладеть золотом Лобенгулы, преуспевающий немецкий генерал Эрвин Ром-мель возглавлял военную академию и читал бравым офицерам вермахта лекции об искусстве ведения наступательного боя. Вряд ли он знал тогда, что судьба вскоре забросит его в Африку, вряд ли помышлял о золотых кладах и уж, конечно же, вряд ли мог предположить, что спустя всего несколько лет где-то в Средиземном море окажутся спрятанными его собственные (а вернее, награбленные им) огромные сокровища, о которых пойдут по свету легенды. Но именно такой непредвиденный поворот ждал будущего генерал-фельдмаршала на закате его жизненного пути.

В начале 1941 года Роммель назначается командующим германскими экспедиционными силами в Северной Африке. Едва ли не важнейшей целью отнюдь не научной «экспедиции» был грабеж. Основное внимание уделялось, разумеется, традиционным для Африканского континента предметам вывоза — золоту и драгоценным камням, но если в поле зрения оккупантов попадали древние музейные редкости, ювелирные изделия, художественные полотна или другие произведения искусства, то их ждала та же участь. Словом, за два года верные сыны рейха похитили неисчислимые сокровища, причем львинную долю добычи присвоил себе их доблестный командир.

Весной 1943 года фюрер перебрасывает Роммеля в Италию, куда за ним отправляются несколько контейнеров с награбленным добром. Сначала груз благополучно проделал морской путь из Туниса на Корсику, но совершить дальнейшее путешествие морем контейнерам не привелось: американская авиация разбомбила немецкие суда, и эсэсовцам, охранявшим ценный багаж, пришлось срочно решать, как поступить с ним дальше. Возглавлявший охран-команду оберштурмбанфюрер Шмидт, который, кстати, подчинялся не Роммелю, а Гиммлеру (поэтому неизвестно, кому из этих хищников при дележе добычи досталось бы больше золота и алмазов), не имея возможности согласовать свои действия с шефом, на свой страх и риск решил спрятать основную часть сокровищ в море вблизи корсиканских берегов. На дно ушли непромокаемые ценности — шесть контейнеров с золотом и драгоценными камнями. Другую часть награбленного — главным образом картины и банкноты, которым были явно противопоказаны «водные процедуры»,— удалось все же доставить на материк и спрятать в двух тайниках: в Австрии, около Зальцбурга, и в Италии, в окрестностях Виареджо.


Спустя полтора года Роммель, принимавший участие в заговоре против Гитлера, после раскрытия планов заговорщиков покончил жизнь самоубийством — таков был последний для него приказ фюрера. 1рошло еще несколько месяцев, и бесславный конец настиг Гиммлера — одного из самых мерзопакостных гитлеровских подручных. Итак, не стало двух совладельцев кладов, но остался в живых Шмидт — тот самый оберштурмбанфюрер, который лучше, чем кто бы то ни было, знал, где следует искать клады. Правда, он уже не имел своего пышного титула, а числился рядовым заключенным лагеря Дахау — там американцы держали находившихся в их зоне бывших эсэсовцев и других военных преступников. Среди заключенных находился и некто Флейг, внешне слегка похожий на Шмидта.

Это сходство и надоумило хитрого Шмидта предложить Флейгу поменяться документами: послужной список первого включал массовые убийства мирных жителей, и по нему плакала виселица, грехи же другого были неизмеримо меньше, и он мог рассчитывать на сравнительно скорое освобождение. За это хранитель «тайны вкладов» обещал передать Флейгу карты, где были обозначены точные места припрятанных ценностей. Что уж наплел ему Шмидт для объяснения причины предлагаемой сделки, неизвестно, но не знавший его биографию Флейг дал на то свое согласие и получил карты. Документы же он не успел передать бывшему оберштурмбанфюреру: того внезапно увезли из лагеря, чтобы предать суду и справедливому возмездию.

Так у спрятанных сокровищ появился новый хозяин, но как скоро удастся отправиться на их поиски, Флейг не знал. Чтобы ускорить освобождение, он решил поделиться с лагерным начальством тайной австрийской и итальянской частей клада, а себе оставить надежду найти когда-нибудь корсиканское золото. Ему удалось вступить в контакт с американским капитаном Брейтен-бахом. Тот проинформировал свое руководство, получил добро, взял у Флейга карты и поспешил в Австрию. Карты не врали: в горах близ Зальцбурга он нашел старый заброшенный сарай, а в нем тайник с картинами известных мастеров кисти. Затем капитан пересек итальянскую границу, проследовал в Виареджо и там в точном соответствии с указаниями на карте обнаружил другой тайник, в котором лежали бумажные деньги. Все находки были сданы военным властям, и Флейг обрел обещанную ему свободу.

Откладывать в долгий Ящик немецкую гидрографическую карту побережья Корсики, где покоилось ожидавшее его золото, Флейг не собирался. Уже летом 1948 года он прибыл на остров и тут же приступил к делу. Но его ждало горькое разочарование: несколько недель и тысячи погружений в море в указанном на карте месте не принесли никаких результатов. Да это и не удивительно: ведь точка на карте, даже крупномасштабной, это сотни метров на поверхности моря — вот и попробуй найти на такой площади заветное местечко. Отчаявшийся Флейг свернул поиски, покинул Корсику и... нырнул еще раз — теперь в неизвестность.



На поверхности он оказался вновь лишь тринадцать лет спустя, и мы к этому еще вернемся, но пока поведаем о тех загадочных событиях, связанных с корсиканским кладом, которые произошли здесь в первые годы после исчезновения Флейга. Его подводные поиски не остались незамеченными, и кое-кто намеревался их продолжить. В 1952 году местный водолаз Элле и адвокат Канчеллиери зафрахтовали яхту, чтобы отправиться на ней туда, где «тренировался» в нырянии Флейг, и последовать его примеру. Но их намерения, видимо, не вписывались в чьи-то планы: на выходе из акватории порта в их яхту «случайно» врезался гораздо более солидный корабль, почему-то отклонившийся от курса, и искатели подводных кладов едва спаслись. Впрочем, ненадолго: всего через несколько месяцев Элле погиб при невыясненных обстоятельствах во время водолазных работ, а спустя еще некоторое время машина Канчеллиери внезапно потеряла управление и на полном ходу протаранила кирпичную стену — он тут же скончался.

Теперь настал черед вновь вспомнить Флейга, который все это время жил в одном из немецких городков, забыв, казалось бы, о ненайденных сокровищах. Но как выяснилось, он не терял надежд и вот спустя годы снова появился на авансцене. Впрочем, сам Флейг предпочел на всякий случай не покидать рейнских берегов, а к берегам полной неожиданностей Корсики послал своего адвоката Феллера, снабдив его той самой немецкой картой, которую он некогда унаследовал от оберштурмбанфюрера Шмидта.

Адвокат сколотил небольшую группу специалистов и любителей подводной охоты за сокровищами, и поисковые работы начались. Велись они втайне, но, как вскоре выяснилось, не для всех. Фел-лер получил коротенькую записку: «Господин адвокат! Я не советую вам вмешиваться в историю с кладом Роммеля. Вам мало убитых? Это золото — НАШЕ. Не суйте нос на Корсику. Ваши друзья». Кто такие эти «друзья» — оставшиеся в живых эсэсовцы или корсиканские мафиози? На этот счет можно было лишь строить предположения, но работу, хотя и полную риска, сворачивать не хотелось.

Яхта «Си Дайвер», на которой находились искатели подводного клада, с раннего утра и до вечера прочесывала «золотоносную» территорию моря. Специальный магнитометр чутко реагировал на малейшие изменения магнитного поля. Время от время сигналы, поступавшие с морского дна, говорили о присутствии там металла. Но золото ли это? Ведь такие весточки о себе могло подавать и железо. Приходилось проверять все подававшие надежды участки — снова и снова аквалангисты погружались на глубину. Урожай был богатым: старые якоря, мотки троса, другие железные предметы. Не было только золота.

Но вот однажды стрелка магнитометра заплясала лихой танец. Она еще никогда не испытывала такого возбуждения, и сомнений в том, что под водой находится крупное скопление металла, быть не могло. На дно опускается один из аквалангистов, обшаривает всю подозрительную зону, но, увы, кругом лишь песок и песок. Значит, прибор обманывает? Нет, скорее всего металл действительно .есть, но он надежно прикрыт песчаным одеялом, приподнять которое ой как непросто. Для этого нужен прежде всего донный металлоискатель, которого на яхте не было. «Си Дайвер» покидает свое рабочее место и направляется в порт. Вернуться сюда вновь членам экспедиции по разным причинам уже не удалось.

На этом обрывается информация о поисках сокровищ Роммеля, и мы перейдем к рассказу о другой зловещей фигуре времен второй мировой войны. Речь пойдет о кладе японского генерала Ямаситы — самом, крупном, а потому и самом притягательном тайном «золотом магните», спрятанном где-то на Филиппинских островах.



В годы войны генерал Ямасита командовал оккупационными войсками в странах Юго-Восточной Азии и награбил там поистине несметные богатства. Когда приближался час расплаты за злодеяния и разбой, Ямасита, находившийся в тот период на Филиппинах, решил припрятать сокровища в разных местах земель и вод архипелага. По оценке специалистов, знакомых с масштабами грабежей, весь клад «малайского тигра», как иногда называли Ямаситу за его особое усердие при захвате Малайзии, оценивается в десятки, а возможно, и сотни миллиардов долларов. По некоторым данным, только в один из тайников алчный генерал вложил примерно восемь тонн золота. Молва же утверждает, что всего тайников — больших и малых — насчитывается 172.

Чтобы места захоронения кладов не стали известны посторонним, весь технический персонал, принимавший участие в сокрытии ценностей, — шоферы, грузчики, землекопы, строительные рабочие— был расстрелян по приказу Ямаситы и его подручных. Погибло немало филиппинцев, американских военнопленных да и японских солдат, ставших ненужными свидетелями. Но заслуженная кара настигла и генерала-грабителя: вскоре после капитуляции Японии он был повешен в Маниле как военный преступник. После его смерти тайна кладов оставалась достоянием лишь немногих представителей самурайской элиты. Постепенно этот и без того узкий круг сужался, но вместе с тем росли и множились слухи о гигантских сокровищах казненного генерала.



Уже десятки лет жите ли Филиппинеких островов, многочисленные туристы и всевозможные авантюристы роют ямы, простукивают стены и ныряют в море в поисках счастья, окрашенного в золотые тона. Вспышки кладоискательской лихорадки наблюдаются после того, как в какой-нибудь части Филиппин кто-либо находит золотые монеты, статуэтки, украшения или тому подобные изделия. Так, в 1071 году, например, из земли был извлечен золотой Будда, весящий чуть ли не тонну- Спустя десять лет на острове Минданао во время ирригационных работ бульдозер наткнулся в почве на целую коллекцию золотых вещей и драгоценных камней. В таких случаях тут же вспоминали «малайского тигра» и без колебаний относили найденные сокровища к его легендарному кладу.

Вместе с тем многие историки и военные специалисты, главным образом японские, категорически утверждают, что так называемый клад Ямаситы не более чем миф, неизвестно кем и когда выдуманный. Один из выходящих в Японии журналов опубликовал любопытные воспоминания бывшего майора Мацунобэ, который почти полвека назад служил в информотделе оккупационных войск, находившемся в ведении самого главнокомандующего. Вот что он пишет: «На последнем этапе войны, примерно с весны 1944 года, ситуация изменилась настолько, что уже трудно стало закупать провиант и другие необходимые для армии товары на циркулировавшие тогда на Филиппинах банкноты военного времени. Чтобы решить эту проблему, из Японии были отправлены золотые монеты маруфуку.



Груз переправлялся только один раз на специальном бомбардировщике под прикрытием пяти истребителей. Я был сопровождающим офицером при этом грузе. Всего наша армия получила десять тысяч монет, каждая из которых весила 35 граммов. Кроме того, в нашем распоряжении были серебряные монеты, которые мы захватили при штурме Манилы, около десяти грузовиков. Когда началось отступление, мы уходили по горным тропам. Неизрасходованные монеты пришлось зарыть в пригородах Багио. Эту работу проделали солдаты интендантской службы».

Затем Мацунобэ поведал читателям журнала о том, что спустя несколько лет после окончания войны он выезжал на Филиппины и пытался найти спрятанные под Багио монеты, но их там уже не оказалось. Видимо, считает он, этот клад нашли американцы с помощью металлоискателей. На основании свидетельства бывшего майора журнал делает не очень убедительный вывод о том, что все остальные слухи о сокровищах — чистый вымысел.

Так ли это? Большинство исследователей придерживается иного мнения. Более того, по некоторым данным, просочившимся недавно в печать, на легендарном кладе неплохо погрел руки бывший президент Филиппин Маркое, будто бы нашедший уже по имевшимся в его распоряжении картам с помощью секретных поисковых групп чуть ли не третью часть всех спрятанных японцами сокровищ.

Столь обнадеживающая информация подстегнула задремавших было кладоискателей. На острова архипелага ринулись не только индивидуальные «геологи» из разных стран, но и отлично экипированные группы, представляющие солидные американские и японские компании. С разрешения правительства Филиппин, которое в случае удачи должно получить солидную долю, они развернули бурную изыскательскую деятельность во многих местах страны и прежде всего в самой столице — в развалинах старинной крепости, где в годы войны располагались секретные службы японской армии. И хотя работы идут полным ходом, никто сегодня не знает, будет ли снята пелена тайны с «наследства» недоброй памяти генерала Ямаситы.
Метки:  



 

Добавить комментарий:
Текст комментария: смайлики

Проверка орфографии: (найти ошибки)

Прикрепить картинку:

 Переводить URL в ссылку
 Подписаться на комментарии
 Подписать картинку